8df409fa     

Немировский Александр - Мифы Древности - Ближний Восток



А. Немировский
Мифы древности - Ближний Восток
Из потопа времен
И вновь преданье это о потопе,
Вновь до небес возносится кумир,
И вновь кого-то небеса торопят,
Грозя, что в глину превратится мир!
И снова разрушает он жилище,
И снова воздвигает он ковчег,
И снова Арарат спасенья ищет
В кромешном мраке бедный человек.
Но истина написана на глине,
Не прервана тысячелетий нить.
Вот сказ о человеке-исполине,
Заставившем и прах заговорить.
Пред силами неведомыми трепет
В той речи, раболепия печать.
И дерзость та, что боги не потерпят
И от какой не смогут удержать [1].
В мифе все спорно и проблематично, начиная с самого понятия "миф".
Единственное, что не вызывает сомнения, - глубочайшая его древность. Она
недосягаема для мысли, и поэтому не возникает вопроса о родине мифа. Однако
с полной определенностью может быть вычленен и назван древнейший регион
фиксации мифов. Это Ближний Восток, где уже в конце IV тысячелетия до н. э.
(ок. 3200 г.) появилось письмо, и вместе с ним открылся единственный шанс
спасти от забвения многое из того, что люди мыслили о себе и об окружающем
их мире, понять, как они представляли свою зависимость от могущественных и
непонятных им сил природы. Впервые на Ближнем Востоке боги, до этого
высекаемые из камня и вылепливаемые из глины, изображаемые на стенах пещер,
обрели имена, вступили в родственные связи друг с другом и в воображаемый
диалог с людьми. Письменность стимулировала мифотворчество. Мифы множились
и разрастались, обогащаемые мифообменом между народами. Все настойчивей и
шире в священную сферу мифов вторгались светские, сказочные мотивы.
Постепенно, несмотря на консервативную силу религии, рассасывается
архаический пласт мифов, питаемый человеческими жертвоприношениями.
Архаические мифы преображаются, переосмысливаются в духе новых общественных
интересов и задач. Происходит то, что принято называть актуализацией мифов.
Европейцы, вовлеченные в круг христианской мифологии, были знакомы с
мифами греков и римлян, благодаря широко распространившимся с изобретением
книгопечатания произведениям древних авторов. Но о древнем Ближнем Востоке
и его мифах они долгое время могли судить лишь по еврейской Библии и её
греческому и латинскому переводам. Библия и поныне не утратила значения
важнейшего источника истории и культуры всего ближневосточного ареала.
Однако благодаря целому каскаду дешифровок древнейших памятников
письменности и успехам в освоении мертвых языков этого региона стало
возможным рассмотреть мифологические системы значительно более древние, чем
библейская, и представить себе их во всем богатстве и художественном
совершенстве.
Объединение в рамках одной книги древнейших шумерских, аккадских,
хеттских, хананейских, египетских и, наконец, еврейских мифов обусловлено
географической, политической, экономической и культурной близостью народов
классического Востока. Не случайно ещё до того, как были записаны уже не
клинописью, а алфавитным письмом библейские предания, на Ближнем Востоке
различные племена почитали многих богов и героев с одними и теми же или
сходными функциям, а часто и с одинаковыми именами. Эта же близость
позволяет рассматривать еврейскую Библию, независимо от времени написания
отдельных её книг, как итог религиозно-мифологического развития не одного
народа и не одной страны Ханаан, захваченной и освоенной
израильско-иудейскими племенами, а всего Ближнего Востока и примыкающего к
нему географически и исторически Египта, страны библе



Назад