8df409fa     

Немировская Майя - Поздняя Школа



Майя Немировская
Поздняя школа
Как-то слишком быстро, спустя месяц-другой после приезда, стало
затухать то радостное возбуждение от новых ярких впечатлений, разноцветных
шумных улиц, туманных силуэтов Манхэтена и громкоголосого колоритного
Брайтона. От подаренных НАЯНОЙ долларов и возможности купить на радостях
целое ведро хорошего мороженного.
И стало совершенно очевидно, что сидеть на пособии невозможно, да и
стыдно как-то. Мы ведь готовили себя там, дома, к любой работе.
И начинаются поиски этой самой работы. Выспрашивание у всех знакомых и
незнакомых, безуспешгные звонки по объявлениям из русских газет. И в конце
концов уясняешь, что машины есть кому мыть и без нас и что уровень нашего
английского явно недостаточен, и что наличие связей в этой стране важны не
меньше, чем там. И что средний возраст " пятьдесят" - совсем не стартовый
для работы. И вообще, все не так просто, как казалось вначале.
И поневоле оказываешься там, откуда начинают все вновь прибывшие - на
известной и популярной у русских эмигрантов, знаменитой "бирже труда".
Боро Парк. Раннее утро. У калитки типичного двухэтажного дома на тихой
зеленой улочке собирается человек десять-пятнадцать. Почти все "безъязыкие",
плохо ориентирующиеся в окрестностях, но решительно настроенные получить, во
что бы то ни стало, любую работу.
В "офисе", обычной хасидской квартире за длинным столом с унылым видом
уже сидят заблаговременно занявшие места "workers" - в основном среднего и
старшего возраста женщины.. Все взгляды устремлены на хозяйку- моложавую
хасидку в парике. Рядом с ней стоит русская, в нелепой шляпе с ромашками,
энергичная женщина. Это "транслейтер"
Телефон звонит беспрерывно- конец рабочей недели. Перед субботой, всем
нужны уборщицы. Хозяйка записывает адрес заказчика, колличество часов.
Переводчица заглядывает через ее плечо в тетрадь и распоряжается по своему
усмотрению.
- Семь часов. Кто берет? Давайте 7 долларов! Нет! Вы туда не пойдете,
там надо молодую. Я знаю, что вы там не понравитесь. Следующий. Ресторан,
восемь часов
- А что там надо делать? - робко задает та, чья очередь, наивный
вопрос.
- Кушать! Не хотите - не надо. Все. Кто дальше!
Очередь быстро редеет На трехчасовую работу нет желающих- невыгодно. Но
от первой работы нельзя отказываться и я беру бумажку с адресом, плачу три
доллара, иду искать нужный дом.
Две девушки лет 16-18 открывают мне дверь, небрежно показывают, где
убирать, садятся в кресла и продолжают прерванную моим приходом болтовню.
Яотмываю большую кухню с двумя раковинами грязной посуды, заставленную
всякими безделушками, флакончиками ванную и затоптанныый пластиковый пол
длинного коридора. Разгибаю мокрую спину. Одна из девиц, продолжая
разговаривать с сестрой и по телефону одновременно, протягивает заренее
приготовленные 18 долларов. Похоже, что обеим наплевать на качество уборки.
Можно было и не выкладываться так.
Но я иду, как говорится, " усталая, но довольная" своим первыми
заработанными деньгами.
Некоторое время хожу раз в неделю на биржу, не зная заранее, в какой
дом попаду, с какой хозяйкой придется встретиться. Но не ропщу- на первых
порах все же работа. И злополучный кошерный ресторан не пришлось преминуть.
Узнала все-таки, что там нужно делать.
- А, клиниг леди! - встретила меня в дверях хозяйка, крупная лет сорока
пяти женщина в зеленом шелковом костюме и кроссовках.
"Уборщицу называет "леди" Наверно и отношение будет соответствующим",
подумала я и стала стараться.
Как бы



Назад