8df409fa     

Немцов Владимир - Огненный Шар



НЕМЦОВ Владимир Иванович
ОГНЕННЫЙ ШАР
1. Сигналы из тайги
- Мне не пришлось быть на фронте, - начал свой рассказ Петров. - В ту пору
я был еще очень молод и работал учеником в радиолаборатории.
Где-то далеко, над полем боя, проносились истребители,
самолеты-корректировщики по радио указывали цель, разговаривали между собой
штурманы бомбардировщиков. Сквозь треск разрядов и писк телеграфных сигналов
прорывались их глухие голоса.
Все это доносилось из чувствительного приемника в лаборатории.
Затихали голоса в приемнике, фронт уходил все дальше и дальше, а с ним и
мои надежды, что когда-нибудь я буду военным радистом.
Командование института так и не отпустило меня в армию. Но радистом на
танке мне все же удалось побывать. Произошло это уже после войны.
По заданию института я прилетел в небольшой сибирский городок для
установки на ионосферной станции нового записывающего прибора, разработанного
у нас в лаборатории. Попутно меня просили ознакомиться с аккумуляторами нового
типа, изготовленными местными изобретателями, и если это дело окажется
стоящим, то выяснить возможность перевода изобретателя в наш институт.
В ту пору я мечтал сделать совершенно необычный аппарат, мысленно называя
его "Всевидящий глаз", но для него нужны были легкие и мощные аккумуляторы,
которых еще никто не придумал.
Вот почему я с радостью согласился посмотреть, что вышло у сибирского
изобретателя. А вдруг это то, что мне нужно!
Но кто мог предположить, какие необыкновенные приключения мне придется там
пережить!
Правда, о них я вспоминаю с некоторым чувством неловкости - ведь молодость
романтична, а подчас и наивна. Сейчас я бы несколько иначе оценивал свои
поступки и более трезво смотрел бы на окружающее, но тогда мне все
представлялось в ином свете и, главное, в преувеличенных масштабах.
Не судите слишком строго, до сих пор я сам не могу отличить в этих
событиях правду от вымысла.
Буду рассказывать о том, как это мне представлялось тогда.
Вечером того дня, с которого начинается этот рассказ, я сидел у раскрытого
окна в номере маленькой гостиницы и вертел ручку своего портативного
радиоприемника. Я его сам сконструировал и никогда с ним не расставался.
Из крохотного репродуктора доносились какие-то визгливые мелодии, обрывки
разговоров, бульканье телеграфных станций. Светящаяся стрелка ползла по шкале.
Интересных передач не было, да и к тому же мешали грозовые разряды.
Я откинулся на спинку кресла. Стрелка на шкале остановилась против цифры
"68".
Тихо шипел приемник, надоедливый комар жужжал над ухом. За окном звенела
трава. Она высохла до того, что мне казалось - стоит тронуть один стебелек, он
хрустнет, а за ним, как стеклянные трубочки, начнут лопаться соседние
травинки. И побежит этот стеклянный звон до самой тайги.
На горизонте едва проступала неровная полоска далекого леса. Над ним
висело звездное августовское небо.
Оставляя за собой бледно-голубую полосу, пронеслась падающая звезда.
"Нужно загадать самое сокровенное желание", - невольно вспомнилась старинная
примета.
И я подумал о дерзкой мечте далекого детства - о межпланетном корабле. Как
промелькнувшая звезда, он вычертит в небе светящийся след. Что, если это
желание вдруг осуществится? Я уже был не мальчиком, но по-прежнему мечтал о
необыкновенных путешествиях, хотел побывать в таких местах, где не ступала
нога человека.
Глухой отдаленный взрыв донесся из тайги. Я высунулся из окна и
прислушался. Но взрыв не повторился.
Тишина. Теплый ветер шевелил в



Назад