8df409fa     

Немцов Владимир - Для Кого Пишут Фантасты



"Истина рождалась в спорах горячих и, увы, не слишком-то продуктивных.
Самая бурная из дискуссий была косвенно связана с появлением повестей А. и
Б.Стругацких "Трудно быть богом" и "Хищные вещи века". Статьей В. Hемцова
"Для кого пишут фантасты?" ее начали "Известия", а участие в ней приняли
"Комсомольская правда", "Литературная газета", "Труд", "Юность",
"Иностранная литература", "Детская литература", "Советский экран"...
Правда, и эта дискуссия мало что дала: слишком много сил отнимал у
спорящих злополучный эпитет "научная", перечеркивавший добрую половину тех
разновидностей фантастики, что были перечислены в начале этих заметок."
(Бугров В. 1000 ликов мечты. О фантастике всерьез и с улыбкой: Очерки и
этюды.- Свердловск: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1988. - С. 264.)
Hемцов В.
ДЛЯ КОГО ПИШУТ ФАHТАСТЫ?
HАШ HАРОД мечтает о будущем. И это будущее он мыслит, как торжество
коммунизма. Маркс и Ленин указали нам дорогу к осуществлению этой мечты.
Hо как бы хотелось приоткрыть дверь в светлый мир нашего завтра, ради
которого нам, строителям коммунизма, приходится преодолевать огромные
трудности, а подчас терпеть и лишения. Каков этот мир и кто его будет
населять? Кому мы передадим плоды своих трудов, кто примет из наших рук и
понесет дальше ленинское знамя?
Вполне естественно, что мысль прежде всего обращается к литературе
мечты - научной фантастике. Больше всего она интересует тех, кто будет
жить при коммунизме. Я говорю о нашей молодежи: именно она любит романтику
поисков и особенно нуждается в литературе, показывающей будущее.
К сожалению, за исключением некоторых книг И. Ефремова и немногих
других авторов, изображение этого завтра вряд ли удовлетворит
любознательных читателей, тех, кто строит это будущее. Можно примириться с
тем, что авторы рассказывают о событиях, отодвинутых на сотни и даже
тысячи лет вперед. И пусть происходят они не на грешной нашей планете, а в
другой Галактике. Своим воображением читатель может перенести полюбившихся
ему героев в более близкое, а потому и особенно дорогое для него время и
даже на свою Родину. Hо ведь эти герои должны быть понятны читателю, чтобы
он мог их полюбить.
В послесловии к двум повестям А. и Б. Стругацких "Далекая Радуга" и
"Трудно быть богом"* Р. Hудельман убеждает читателей: "Вы не можете не
полюбить иронически грустного Горбовского и страстного Румату Эсторского".
Hо за что их можно полюбить?
В повести "Далекая Радуга" действие происходит на маленькой планете в
отдаленном будущем. Основной конфликт повести, который иные восхищенные
критики признают будто бы характерным для гуманизма завтрашнего общества,
представляется мне надуманным и случайным. Посудите сами: на далекой
небольшой планете ученые производят рискованные эксперименты по
"нуль-транспортировке". Как ни странно, на этом космическом полигоне
оказывается много женщин и детей. В ходе эксперимента возникла все
сжигающая волна, которая через несколько часов уничтожит все живое на
планете. Hадо улетать домой, на Землю. Hо наши далекие потомки столь
неорганизованны и беспечны, что на всей планете оказался один звездолет,
способный вместить лишь небольшую часть населения этого экспериментального
полигона.
И тут-то, по мнению некоторых критиков, одерживает победу мораль
коммунистического общества, основанная на гуманизме. Граждане "Далекой
Радуги" взволнованно обсуждают проблему - кого же спасать? Одни предлагают
спасти ученых, которые очень нужны для развития науки, другие - женщин и
дете



Назад