8df409fa     

Немченко Михаил - Родительский День



Михаил НЕМЧЕНКО
РОДИТЕЛЬСКИЙ ДЕНЬ
Они очнулись одновременно, все трое. И первые мгновения молча разглядывали
друг друга, не понимая, где они и как здесь оказались. А потом посыпались
вопросы. Но тут же стало ясно: они говорят на разных языках и не в силах
понять ни единого слова. И, замолчав, все трое снова оторопело уставились
друг на друга, пытаясь уразуметь, с кем же столкнула их судьба.
Один из трех был высок и светловолос, в облегающей одежде из серебристой
ткани. Второй - смуглый, скуластый и черноусый, в похожем на скафандр
плотном сером комбинезоне с капюшоном - должно быть, обитал в холодных
краях. Третий выглядел всех старше - на губастом темнокожем лице
прочертились русла первых морщин, а виски уже тронула седина. На нем была
синяя куртка с каким-то иероглифом на груди и короткие, чуть ниже колен
штаны, ноги в тонкой прозрачной обуви казались босыми.
Кто они, эти незнакомцы? Каждому было ясно лишь одно: они из разных миров,
но - одного корня. Частицы некогда могучего утеса жизни, рассыпавшегося
песком звездной диаспоры...
Но куда же они все-таки попали? Почти одновременно все трое поднялись с
земли и огляделись. Стен не было - их окружала кромешная тьма. Освещенным
был лишь небольшой пятачок, где они находились. И свет исходил от
какого-то предмета, лежавшего посредине. Нечто вроде овальной рамы из
иссиня-черного металла размером в половину человеческого роста. Раму
оплетали стебли диковинных светящихся цветов - розовых, белых, голубых.
Они казались живыми, и, только подойдя вплотную, все трое убедились: цветы
тоже из чего-то твердого.
- Что это? - проговорил светловолосый, наклонившись над странным
предметом.
И вдруг увидел по лицам, что оба поняли его вопрос. И тут же торопливо
заговорили, перебивая друг друга. И у каждого в мозгу непостижимым образом
возникли слова перевода. Наконец-то они смогли что-то друг о друге узнать!
- Я с Церны, - сказал смуглый усач.
- Я с Дидара, - откликнулся светловолосый.
- А я из Срединного Облака, с пятой планеты звезды Флум, - представился
темнокожий.
После первых расспросов каждый кратко рассказал о своем мире, но это не
приблизило их к разгадке того, что же с ними произошло. Они не могли даже
толком объяснить друг другу местоположение своих планет - слишком различны
были точки отсчета, слишком несхожи системы координат. И к тому же никто
из них не блистал ученостью - там, у себя, погруженные в повседневные
заботы, они не очень-то интересовались устройством мироздания. Больше
других знал темнокожий Мгомо, оказавшийся учителем, но он учил детей языку
- предмету, далекому от космоса. Одно не вызывало сомнений: их миры
разделены чудовищными расстояниями и не только никогда не имели контактов,
но и вообще не знают о существовании друг друга. И однако какая-то
неведомая сила перенесла их через звездные бездны, столкнув лицом к лицу
здесь, на крохотном пятачке среди тьмы. Как, каким образом? И главное -
зачем?
Сколько они друг друга ни расспрашивали - ничего не прояснялось. Каждому
запомнилось одно и то же: как внезапно потерял сознание там, дома, - и
открыл глаза уже здесь. А между этими двумя моментами - провал
беспамятства.
Оставив безнадежные попытки что-то понять, они заговорили о том
единственном, что было у них общим - о прародине-Земле. Но выяснилось, что
и тут они в сущности не могут сообщить друг другу почти ничего нового.
Каждый с детства знал древние хроники, повествовавшие о Катастрофе и о
Спасателях, умчавших их далеких предков



Назад