8df409fa     

Немченко Михаил & Лариса - Зона Прослушивания



Михаил Немченко, Лариса Немченко
ЗОНА ПРОСЛУШИВАНИЯ
- Входим в зону, - прозвучал в стереофоне баритон вахтенного робота. -
Беру курс на капкан Г-89.
- Нет, нет, давай сначала к Д-117, - подняв голову от доски, произнес
оператор.
- Это нерационально, - возразил робот. - Д-117 от нас сейчас почти втрое
дальше, чем Г-89. И исходя из рассчитанного мной оптимального варианта
маршрута...
- Ну-ну, не будь мелочным, Луч. - Оператор поморщился. - Подумаешь,
лишние полчаса полета... Если бы ты был человеком, тебе бы тоже захотелось
поскорей узнать, что там записал Д-117.
- Молодым человеком, - вставил капитан из своего кресла. - Обрати
внимание, Луч: мне, старику, это тоже любопытно, однако я дисциплинированно
согласен подождать, пока ты доставишь нас к Д- 117 в порядке очереди.
- Мы подойдем к капкану Д-117 со стороны нулевого сектора орбиты Плутона
после осмотра капканов серии Г, - солидно проговорил робот. - По моим
расчетам, это произойдет через восемь часов.
- Ну, что за упрямец! - Нажатием кнопки выключив свои фигуры, оператор
поднялся с кресла и шагнул к стенке, за которой нес вахту Луч. - Тебе,
кажется, ясно сказали: сверни сначала к Д-117. Ничего не сделается, если ты
раз в жизни нарушишь свои безошибочные расчеты. И довольно пререканий!
- Моя система мгновенного повиновения настроена на голос капитана, -
напомнил робот. - Беспрекословное подчинение вам предусмотрено лишь в его
отсутствие.
- Ладно, Луч, уж так и быть, сделаем ему поблажку, - махнул рукой
капитан. - Раз уж нашему юному другу так не терпится сорвать покров с
тайны...
- Хорошо, я меняю курс, - с готовностью, хотя и без особого энтузиазма
откликнулся голос в стереофоне.
Корабль чуть дрогнул, - это заработали скрытые в корме гамма-рули.
- Садись, - капитан кивнул оператору на кресло. - Как раз успеем
доиграть партию до высадки на твоем долгожданном Д-117.
Они снова углубились в игру. Со стороны можно было подумать, что оба
просто наблюдают за перипетиями борьбы на 196- клеточной доске-панели, где
все ходы делали сами фигуры. Они передвигались, словно живые, эти
предводительствуемые офицерами отряды маленьких воинов из черного и белого
пластикона, внешне мало чем отличающиеся от своих прототипов из старинных
шахмат.
Каждая фигура действовала согласно заложенной в нее программе, которая
предусматривала нанесение противнику максимально возможного урона, - при
условии, однако, постоянной заботы о самосохранении. Из-за этой
запрограммированной осторожности боевые единицы придерживались в основном
выжидательной тактики, и, чтобы привести этих эгоистов к победе, игрокам
требовалось не меньше проницательности, изворотливости и силы воли, чем
полководцам древних армий. Не спуская глаз с поля боя, они то и дело
нажимали клавиши корректирующе-повелевающего устройства, вводя в
миниатюрные электронные извилины своих ратников живительные дозы
оперативно-тактических указаний и военных хитростей.
Кибершахматы - так называлось это самое популярное в двадцать втором
веке фехтование умов - единственный вид спорта, в котором люди этого давно
забывшего войны столетия могли проявить свои рудиментарные стратегические
таланты. И для полноты древневоенного колорита игрокам в соответствии с их
квалификацией присваивались звания - от сержанта до почти недостижимого
фельдмаршала...
Оператор был майором. Но на этот раз он руководил своими пластиконовыми
отрядами явно не на майорском уровне: главные его мысли были далеко от
доски. Он думал о тайне,



Назад