8df409fa     

Немченко Михаил & Лариса - 'н М'



Михаил Немченко, Лариса Немченко
"Н М"
- То, что вы сейчас увидите, господин президент, является
государственной тайной номер один, - сказал министр федерального
спокойствия, когда после двухчасового полета над скалистыми гребнями
вертолет начал снижаться. - Между нами говоря, такие вещи не показывают
иностранцам. Но для вас, лидера дружественной страны, мы решили сделать
исключение...
Генерал Хуан-Педро Тинилья, диктатор небольшой тропической республики,
известной своими бананами, яркой расцветкой почтовых марок и частыми
государственными переворотами, с чувством пожал пухлую руку министра.
Изобразив на лице самую сердечную улыбку, на какую он только был способен,
генерал заявил, что глубоко тронут оказанным ему доверием и, разумеется,
никогда не забудет этих счастливых дней, проведенных им в гостях у
правительства державы, преданным другом и союзником которой он, Тинилья,
всегда был, есть и будет.
Вертолет сел на широком, удивительно ровном каменном уступе, нависшем
над глубокой пропастью. "Пожалуй, на эту чертову кручу иначе чем по воздуху
и не заберешься", - вылезая из кабины и с опаской посматривая на торчавшие
далеко внизу острые зубья скал, подумал генерал. Кругом, куда ни глянь,
громоздились горы. Непроницаемой тишиной веяло от выжженных солнцем голых
утесов, от далеких снежных вершин, смутно вырисовывающихся на западе.
- Нам пора, ваше превосходительство, - профессор Пфукер, флегматичного
вида блондин с кулачищами боксера, тронул высокого гостя за локоть.
Обернувшись, Тинилья широко раскрыл глаза от удивления. Прямо перед ним
в скале чернело отверстие пещеры. Тинилья готов был поручиться, что минуту
назад на этом месте была гладкая, без единой трещинки гранитная стена. Но,
вспомнив слова министра о государственной тайне, он решил, что не следует
удивляться этим неожиданным превращениям.
Часовые у входа, отдав честь, почтительно расступились. Миновав обширное
сводчатое подземелье, освещенное мягким матовым светом, министр и его
спутники вошли в совершенно пустынный коридор. Несколько минут они шагали
по нему в полном молчании. Неожиданно коридор круто повернул налево и
закончился тупиком. Перед ними была монолитная стальная плита без
какого-либо намека на дверь.
- Не подходите близко! - раздался рядом предостерегающий голос министра.
- Эта штука кусается.
Тинилья отметил про себя, что глава федерального спокойствия держится
весьма странно. Он стоял и внимательно рассматривал указательный палец
своей правой руки. Убедившись, что палец в полной сохранности, министр
тщательно вытер его платком и сунул в маленькое, похожее на замочную
скважину отверстие, которое Тинилья сначала даже не заметил. В следующую
секунду гигантская стальная заслонка бесшумно скользнула куда-то вверх,
открыв проход.
- Внушительно, - промолвил генерал, когда, пропустив их, броневая махина
снова опустилась на свое место. - Значит, достаточно просто сунуть палец...
- Но далеко не каждый, - улыбнулся министр, чуть замедляя шаг. - В
стране есть всего шесть пальцев, которые могут открывать эту дверь. Даже
перст нашего дорогого Пфукера не обладает таким могуществом, хотя профессор
и занимает весьма ответственный пост в Национальном Управлении по выявлению
подозрительных намерений. Учтите, я не нажимал сейчас никакой кнопки. Я
просто показал этой машинке кожный узор на подушечке своего указательного
пальца, - а она в тысячную долю секунды сравнила его с той полудюжиной
отпечатков, которые введены в ее электронную



Назад