8df409fa     

Неманис Александр - Прерванная Трапеза



Александр Неманис
Прерванная трапеза
Дивуимл собрался есть. Перед ним, вызывая аппетит, на большом блюде
шевелились сколги, иногда выпускающие легкие облачка из горячего нутра
через жаберные щели. Облачка поднимались к хеморецепторам гурмана,
оказывая на него потрясающее воздействие. Он чуть покачивался, пуская
красные слюни, стекающие по грудному щитку. Напротив, ожидая инструкций,
стоял слуга.
Дивуимл протянул конечность и выхватил сколга, а потом медленно поднес его
извивающееся тельце к ротовому отверстию и с наслаждением всосал.
Жевательная глотка приступила к действию.
- Иди принеси дяловый сок, да смотри, чтобы пенился! - сказал Дивуимл,
воспользовавшись дополнительным артикулятором.
Слуга поспешил приступить к исполнению приказа. Дивуимл расправился со
вторым сколгом. А когда потянулся за третьим, нормальное течение событий
нарушилось.
Дом словно бы лопнул. Дивуимла, оглушенного и крайне испуганного,
подбросило, подхватило и быстро понесло. Сердца Дивуимла беспорядочно
меняли режим работы, отчего его состояние грозило обернуться собственным
отсутствием.
Скоро прояснилось. Дивуимл находился на зеленой равнине. Здесь было крайне
неуютно. Обвиняя во всем свою страсть к сколгам, Дивуимл догадался, что
произоМысли Дивуимла прервались шуршанием.
Из почвы высунулась голова на тонкой шее и обернулась к прищельцу крупными
органами зрения.
- Ты кто? - спросила она.
- Дивуимл.
- А чем ты здесь занимаешься?
Дивуимл посмотрел на равнину, а потом себе под ноги, и частью из них
переминулся.
- Вообще-то мне здесь нечего делать.
- А есть где?
- Есть. Только мне туда никак не попасть. Никаких транспортных средст нет.
- А я?
- Да ты-то здесь причем?
- Стоя на мне мог бы быть и повежливее. Я ведь простираюсь поперек
пространства. И, наверное, в твоем мире я тоже где-нибудь есть. Прыгай в
меня, не пожалеешь.
Дивуимл представил себя в роли сколга. Он вовсе не хотел, чтобы его съели.
Тем более, живьем.
- Куда это?
- Да не бойся. Не съем. Видишь вон там синюю траву? - Голова вытянула
глаза в указываемом направлении.
- Вижу.
- Так это вовсе не трава. Это моя трахея, дышу я сквозь нее. Становись
туда и закрой глаза. Как почувствуешь что-нибудь родное - должен
почувствовать - сразу постарайся за него ухватиться.
Дивуимл вспомнил тиланскую трясину, откуда стоило немалого труда
выбраться. Но ничего другого не оставалось. Он встал на указанное место и
закрыл глаза.
Дивуимла втянуло и он потерял всякую опору, зато ненадолго обрел
невесомость. Через полупрозрачные веки он видел какие-то аморфные стены
вокруг и иногда сквозь него проносились пылающие шары. Он действительно
почувствовал что-то родное, ухватился за него и сразу же увидел под собой
развороченную почву.
Кругом были ямы, кое-где торчали кроны и корни растений, а местами и крыши
домов, изредка встречались нетронутые участки с целыми растениями и
домами. Последнее повергло Дивуимла в уныние - он узнал селение, где жил.
Муюза Скивам появился, как всегда, вовремя.
Дивуимл перевел взгляд на почву у ног учителя.
- Я хочу с тобой говорить, - сказал Муюза Скивам.
- Да, учитель.
Дивуимл молчал, разглядывая длинного червя. Сознание потянулось за ним
вглубь разрыхленной почвы. Червь возвращался к себе домой. Он был доволен,
что его не съели и не располовинили, а остальное не имело значения.
- Мы не обособлены, - сказал учитель. - Мы - звенья цепи существ, близкие
друг другу. Мы - листья на одной ветви. Мы - камни галимской пустыни. Мы -
звезды



Назад