8df409fa     

Некрасов Николай - Русские Женщины



Николай Алексеевич Некрасов
Русские женщины
КНЯГИНЯ ТРУБЕЦКАЯ
Поэма 1
(1826 год)
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Покоен, прочен и легок
На диво слаженный возок;
Сам граф-отец не раз, не два
Его попробовал сперва.
Шесть лошадей в него впрягли,
Фонарь внутри его зажгли.
Сам граф подушки поправлял,
Медвежью полость в ноги стлал,
Творя молитву, образок
Повесил в правый уголок
И - зарыдал... Княгиня-дочь...
Куда-то едет в эту ночь...
I
?Да, рвем мы сердце пополам
Друг другу, но, родной,
Скажи, что ж больше делать нам?
Поможешь ли тоской!
Один, кто мог бы нам помочь
Теперь... Прости, прости!
Благослови родную дочь
И с миром отпусти!
II
Бог весть, увидимся ли вновь,
Увы! надежды нет.
Прости и знай: твою любовь,
Последний твой завет
Я буду помнить глубоко
В далекой стороне...
Не плачу я, но нелегко
С тобой расстаться мне!
III
О, видит бог!... Но долг другой,
И выше и трудней,
Меня зовет... Прости, родной!
Напрасных слез не лей!
Далек мой путь, тяжел мой путь,
Страшна судьба моя,
Но сталью я одела грудь...
Гордись - я дочь твоя!
IV
Прости и ты, мой край родной,
Прости, несчастный край!
И ты... о город роковой,
Гнездо царей... прощай!
Кто видел Лондон и Париж,
Венецию и Рим,
Того ты блеском не прельстишь,
Но был ты мной любим -
V
Счастливо молодость моя
Прошла в стенах твоих,
Твои балы любила я,
Катанья с гор крутых,
Любила плеск Невы твоей
В вечерней тишине,
И эту площадь перед ней
С героем на коне...
VI
Мне не забыть... Потом, потом
Расскажут нашу быль...
А ты будь проклят, мрачный дом,
Где первую кадриль
Я танцевала... Та рука
Досель мне руку жжет...
Ликуй . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . .?
VI
Покоен, прочен и легок,
Катится городом возок.
Вся в черном, мертвенно-бледна,
Княгиня едет в нем одна,
А секретарь отца (в крестах,
Чтоб наводить дорогой страх)
С прислугой скачет впереди...
Свища бичом, крича: "Пади!"
Ямщик столицу миновал...
Далек княгине путь лежал,
Была суровая зима...
На каждой станции сама
Выходит путница: "Скорей
Перепрягайте лошадей!"
И сыплет щедрою рукой
Червонцы челяди ямской.
Но труден путь! В двадцатый день
Едва приехали в Тюмень,
Еще скакали десять дней,
?Увидим скоро Енисей, -
Сказал княгине секретать. -
Не ездит так и государь!...?
Вперед! Душа полна тоски,
Дорога всJ трудней,
Но грезы мирны и легки -
Приснилась юность ей.
Богатство, блеск! Высокий дом
На берегу Невы,
Обита лестница ковром,
Перед подъездом львы,
Изящно убран пышный зал,
Огнями весь горит.
О радость! нынче детский бал,
Чу! музыка гремит!
Ей ленты алые вплели
В две русские косы,
Цветы, наряды принесли
Невиданной красы.
Пришел папаша - сед, румян, -
К гостям ее зовет:
?Ну, Катя! чудо сарафан!
Он всех с ума сведет!?
Ей любо, любо без границ.
Кружится перед ней
Цветник из милых детских лиц,
Головок и кудрей.
Нарядны дети, как цветы,
Нарядней старики:
Плюмажи, ленты и кресты,
Со звоном каблуки...
Танцует, прыгает дитя,
Не мысля ни о чем,
И детство резвое шутя
Проносится... Потом
Другое время, бал другой
Ей снится: перед ней
Стоит красавец молодой,
Он что-то шепчет ей...
Потом опять балы, балы...
Она - хозяйка их,
У них сановники, послы,
Весь модный свет у них...
?О милый! что ты так угрюм?
Что на сердце твоем??
- Дитя! Мне скучен светский шум,
Уйдем скорей, уйдем! -
И вот уехала она
С избранником своим.
Пред нею чудная страна,
Пред нею - вечный Рим...
Ах! чем бы жизнь нам помянуть -
Не будь у нас тех дней,
Когда, урв



Назад