8df409fa     

Неизвестный Эрнст - Говорит Неизвестный



Эрнст Неизвестный
ГОВОРИТ НЕИЗВЕСТНЫЙ
СОДЕРЖАНИЕ
1. Диалог с Хрущевым ("Время и мы", № 41, 1979)
2. Катакомбная культура и официальное искусство ("Посев" № 11, 1979)
3. Красненькие, зелененькие и пьяненькие ("Континент" № 21, 1979)
4. Фрагменты опыта
5. Будущее режима
6. Беда и счастье русских художников ("Посев" № 5, 1980)
7. Древо жизни
Приложение 1. Открывать новое ("Искусство" № 10, 1962, "Посев" № 13,
1963)
Приложение 2. О египетском искусстве ("Новое время", январь 1969)
1. ДИАЛОГ С ХРУЩЕВЫМ
К 1962 году, когда на выставке 30-летия МОСХа я впервые встретился с
Хрущевым, за моими плечами был уже немалый жизненный и художественный опыт.
Семья, пережившая ужасы сталинщины. Отец - белый офицер, мать - биолог и
поэтесса. Наконец, сам я, солдат и офицер, прошедший всю войну. Затем
тяжелые послевоенные годы, университет.
Лепить я начал еще в детстве, но почти всю жизнь метался между
искусством и биологией. И еще между искусством и философией - учась в
художественном институте, я одновременно занимался на философском
факультете МГУ.
Должен сказать, что я и мои друзья никогда специально не стремились к
нонконформизму или к какому-то особому пути в искусстве. В молодости мы
старались овладеть мастерством живописи, рисунка. Выйдя из войны, где
каждому пришлось немало хлебнуть, мы и дальше старались идти прямой
дорогой. Так что если и можно говорить о моем каком-то особом почерке
художника и скульптора, то складывался этот почерк естественно.
Как скульптор, я довольно рано получил признание и к 1962 году уже не
раз завоевывал премии на Всесоюзных конкурсах. Однако это признание не было
официальным. Официальное признание имели другие, ортодоксальные "мастера"
соцреализма, такие, как Вучетич, Герасимов. И вот над ними-то после XX
съезда партии и нависла грозная опасность. Дело в том, что в ревизионные
комиссии творческих союзов входили, в основном, люди, пострадавшие и
отсидевшие. Считалось, что они могут быть наиболее беспристрастными судьями
при ликвидации последствий "культа личности" в искусстве. И вначале они, на
самом деле, действовали смело и энергично.
Так, ревизионная комиссия Союза художников разоблачила "деятельность"
супермафии скульпторов и художников. По документам и свидетельским
показаниям выяснилось, что крупнейшие художники периода Сталина обманывали
самого Сталина.
Хорошо известно, что в Советском Союзе есть только один работодатель -
государство. В эту щель стремятся все, потому что нет другого места, где
можно получить заказ. Особенно кровавая борьба за пирог идет на поприще
скульптуры.
Внутри так называемого социалистического государства скульптор
представляет собой некую докапиталистическую мануфактуру - берет подряд и
получает все деньги, поэтому важно быть не столько талантливым скульптором,
сколько хорошим субподрядчиком и менеджером.
По существу, все ведущие скульпторы СССР - не есть мастера в
традиционном смысле слова, это - мастера социальной комбинаторики и умения
выбить заказ. Считается, что произвести всегда можно, наняв менее
ангажированных, но не менее талантливых коллег.
По этому поводу я хотел бы сделать сценарий, содержание которого
попробую изложить. Сценарий мной назван "Монумент".
В среде художников становится известно, что сверху должен быть спущен
заказ на главный монумент, и начинается интрига. Интрига разрастается. Она
рождается в мастерской скульптора и оттуда попадает в недра Союза
художников, затем поднимается наверх, в ЦК, она охватывает ар



Назад