8df409fa     

Незнанский Фридрих - Марш Турецкого 28 (Москва-Сити)



СЕРИЯ "МАРШ ТУРЕЦКОГО"
МОСКВА-СИТИ
(2002)
Пролог
В ТУСКЛОЕ ПРОСТРАНСТВО ДЕКАБРЬСКОГО УТРА, зажатого между домами и
домишками старого московского переулка, выкатилась большая
представительская машина и плавно притормозила, послушная воле водителя,
вынужденного пропустить замешкавшегося на перекрестке пешехода. Это была
иномарка, и если бы не ее плотно тонированные стекла, то можно было бы
увидеть, что люди в машине сидят непривычно - пассажир слева, водитель
справа - и что водитель уже нервничает, поскольку пешеход почему-то не
торопится освобождать проезжую часть, и без того суженную из-за снежных
насыпей, образовавшихся, как обычно в это время, по краям мостовой.
- Не дергайтесь, не дергайтесь, Иван Иванович, - сказал водителю
пассажир с едва приметным кавказским акцентом. - Успеваем десять раз...
Водитель согласно, хотя и угрюмо, кивнул: ладно, мол, не буду, Георгий
Андреевич. И вдруг время словно остановилось, и оба они, и водитель и
пассажир, увидели прямо перед глазами ровную строчку аккуратных небольших
дырочек, а потом услышали несильное щелканье по стеклу, от которого и
образовывались эти дырочки, и похожий на звук ножной швейной машинки
перестук непрерывной автоматной очереди...
В следующий момент пассажир почувствовал сильный удар в руку, которая
тут же загорелась нестерпимой болью, удар этот словно сразу превратил его в
другого человека, иначе как объяснить, что Георгий Андреевич своими
расширившимися от боли глазами увидел одновременно и бьющийся в руках
замешкавшегося прохожего автомат с деревянным прикладом, и валящегося на
рулевое колесо окровавленного Ивана Ивановича.
"Убили! - сквозь мгновенно охватившее все его существо оцепенение
подумал пассажир. - Он по нас стреляет... Из автомата стреляет!.."
И еще он с удивлением подумал, что не испытывает настоящего страха, до
того все это было похоже не то на сон, не то на видеофильм: мирное, сонное
утро, он едет на работу, на обычное по средам заседание московского
правительства, и вдруг все это - остановившееся время, хладнокровно
уверенный в собственной безнаказанности убийца, не перестающий стучать
автомат и перекошенное от смертного ужаса лицо водителя. И абсолютно
никакого значения не имело то обстоятельство, что Иван Иванович еще и
телохранитель, что у него самого в плечевой кобуре торчит большой
скорострельный "глок", которому он еще десять минут назад радовался, как
мальчишка...
Каким-то мгновенным проблеском памяти Георгий Андреевич вспомнил, как
читал однажды про инкассатора, который сумел увернуться от пущенной в него
пули, потому что вот таким же, как у него сейчас, остановившимся зрением
сумел эту самую пулю... увидеть. Тогда, читая, Георгий Андреевич
воспринимал ту историю как сказку. Сейчас, будто и впрямь увидев, как летят
веером в их сторону пули, он почему-то даже не думал уклоняться от них - в
глубине души его не покидала надежда на то, что он все еще спит и видит
какой-то сон, какой-то ночной кошмар. Слишком уж много неправильного,
неправдоподобного было во всем происходящем. Во-первых, время было самое
начало десятого, - ну кто, скажите на милость, устраивает покушения в такую
рань?! Во-вторых, место. Место глупее нельзя было придумать. Георгия
Андреевича встретили у непростого дома - этот современной постройки
четырехэтажный особняк, стоящий в некоторой глубине, обнесенный высокой, в
человеческий рост, оградой, обсаженный криптомериями и голубыми елями, был
знаменит тем, что некогда в нем проживали члены



Назад