8df409fa     

Незнанский Фридрих - Марш Турецкого 26 (Госпожа Сумасбродка)



СЕРИЯ "МАРШ ТУРЕЦКОГО"
ГОСПОЖА СУМАСБРОДКА
(2002)
Глава первая
БАКСЫ В ГОРШКЕ
Вадима Рогожина обнаружили во вторник, ближе к концу дня. И произошло
это по чистой случайности. Супруга майора ФСБ Нина Васильевна приехала из
Голутвина, где жила на даче, в Москву буквально на несколько часов. Дома у
нее особых дел не было - до конца школьных каникул оставалось больше двух
недель, - и перебираться в столицу, как она считала, было еще рано, пусть
девочка догуляет лето, докупается, наестся до отвала лесной малины со
сливками от соседской коровы.
Нина Васильевна забежала в свою квартиру на 13-й Парковой, что рядом с
Сиреневым бульваром, за какой-то мелочью, она и сама потом вспомнить не
могла за чем. Но торопилась, поскольку время уже шло к вечеру, а дорога на
дачу дальняя.
Вторая половина августа в этом году выдалась жаркая, и, уже открывая
стальную входную дверь, она сразу почувствовала, что в квартире неладно.
Позже, когда приехала оперативно-следственная бригада и пожилой дежурный
следователь стал ее расспрашивать, что да как, она не могла объяснить, что
заставило ее бросить в прихожей тяжелые сумки и ринуться в большую комнату.
- Может, запах? - допытывался следователь.
Нина не понимала, что от нее требуется, и лишь безнадежно пожимала
плечами и вздрагивала от острого запаха нашатыря - от смоченной ватки,
которую совал ей под нос судебно-медицинский эксперт.
Не могла она припомнить, и каким образом удалось ей вызвать дежурную
бригаду. Только при появлении полковника Караваева, начальника Вадима, и
Олега Машкова, его сослуживца, этот вопрос, который был безразличен Нине
Васильевне, прояснился. Ну да, совершенно растерявшись и не зная, что
делать, она, видимо машинально, позвонила Вадиму на работу, а трубку взял
Олег. Вот ему она и сказала о том ужасе, который обнаружила дома. Из ее
почти бессмысленных выкриков и всхлипов Машков понял лишь, что произошла
беда. Ему и в голову не могло прийти, как он объяснял следователю, что дело
касалось Вадима, который именно в это время должен был находиться в
командировке. Сегодня вторник, а они с Вадимом виделись в пятницу. И тот,
кстати, просил Олега, на тот случай, если позвонит Нина, сказать ей, что он
вылетел в срочную командировку и, возможно, появится теперь на даче в
Голутвине только в следующее воскресенье. Если все сложится нормально.
Короче, просил передать, чтоб не ждали в ближайшие выходные. Но ведь
впереди - а улетать на Север он собирался лишь в понедельник - как раз и
были эти выходные. Так чего б ему самому не съездить на дачу? Непонятно.
Или у него были еще какие-то дела? Или он что-то знал? Или вообще ничего не
знал?..
Полковник Караваев, слушая объяснения Олега, молчал и хмурился. Как-то
путано все получалось у Машкова. Но полковник не перебивал.
Оставив молодую вдову на попечение судебного медика, они втроем прошли
в комнату, где на широкой тахте, обложенный подушками, которые он
предварительно принес из спальни, перед тем как совершить роковой выстрел в
собственный висок, лежал Вадим Рогожин. Дверь была плотно закрыта.
Они внимательно осматривали место происшествия и сам труп, лежащий на
тахте в какой-то странно скорченной, будто от страха, позе. Так обычно
прячутся от чего-то нехорошего, опасного. Интуитивно, по-детски. Или
по-страусиному: голову спрятал и думает, не видно. И еще черная запекшаяся
кровавая корка на правом виске... И "макаров" в упавшей безвольно руке...
Окно было распахнуто настежь, дух здесь, по свидетельству оп



Назад