8df409fa     

Незнанский Фридрих - Марш Турецкого 20 (Просроченная Виза)



СЕРИЯ "МАРШ ТУРЕЦКОГО"
ПРОСРОЧЕННАЯ ВИЗА
(2000)
Глава первая. СЕСТРЫ
- Здрассте, уважаемая! - Турецкий широко улыбнулся, входя в приемную
начальника МУРа. - Позвольте полюбопытствовать, сам... у себя?
- Алексан Борисыч! - приветливо расцвела секретарша. - Рады вас
видеть! Присядьте, сейчас выясним. - Но прежде чем взяться за трубку
внутренней связи, она доверительно сказала: - У Вячеслава Иваныча прием по
личным вопросам. Я узнаю.
Подойдя к столу секретарши, Турецкий пошарил в карманах пиджака, для
чего пришлось распахнуть пальто, и извлек горсть разнообразных конфет - от
карамелек в ярких бумажках до обернутых в разноцветную фольгу шоколадных
полусфер.
- Откуда это у вас? - удивилась секретарша.
- Приказано беречь здоровье и пить больше чаю, - многозначительно
произнес Турецкий и вывалил конфеты прямо на бумаги, лежавшие перед ней.
- С вами все понятно! - кокетливо заявила секретарша. - Надо полагать,
снова кукуете?
- От вас ничто не может укрыться, уважаемая Людмила Ивановна, -
вздохнул Турецкий, - сыщик вы наш ненаглядный!
Впрочем, никакой особой тайны тут не было. Семьи большинства
ответственных работников Генеральной прокуратуры еще накануне Нового года
дружно переселились на Истру, в так называемый реабилитационный центр, а
попросту - в ведомственный санаторий, окруженный госдачами руководства.
Естественно, приходилось навещать Ирину с Нинкой и Александру Борисовичу.
Но нечасто. Это было хорошо известно Грязнову, а значит, и его секретарше,
нередко помогавшей Турецкому "выдернуть" Вячеслава Ивановича с
какого-нибудь очередного совещания. Турецкий как-то не очень освоил
"новорусский" метод общения во время ответственных заседаний с помощью
сотовой связи и терпеть не мог, когда у кого-то в кармане вдруг раздавалось
наглое треньканье, якобы придающее значительности владельцу "мобильника".
- Они, как всегда, отдыхают, ну а мы, тоже как обычно, пашем! - с
деланной безысходностью пожаловался-похвастался Турецкий.
- Ах, боже мой! - молитвенно сложила ладошки Людмила Ивановна. -
Страдальцы вы наши ненаглядные! Да кто ж вам поверит?
- В том-то и беда... - сокрушенно вздохнул Турецкий. - Во цвете лет
сгораем на службе!
- Ай-я-яй! - хитро смеялась Людмила Ивановна, женщина пожилая, но
вовсе не лишенная природного кокетства, демонстрируя Турецкому свое
глубокое понимание грешной мужской натуры. - Между прочим, можете снять
свое пальто, у нас не холодно.
Поворачиваясь к вешалке, Турецкий вздрогнул, будто от толчка. Взгляд
его заметался при виде белокурой женщины, сидящей на стуле у стены. Как же
это он сразу-то ее не заметил, занятый легкой пикировкой с секретаршей!
Молодая женщина была небрежно "окутана" мехами, нога на ногу... Но -
какая нога! Вмиг окинув ее цепким профессиональным взглядом - всю, от
кончика модного сапожка до расчетливого беспорядка пышной прически, -
Александр Борисович сделал задумчивое лицо. А бесовские мысли тут же
подкинули вывод, что с "личными вопросами" у начальника МУРа, кажется, все
в полном порядке. И совсем не исключено, что, если так пойдет дальше, семья
одного "важняка" может лишиться на сегодня отца-мужа. И Костя Меркулов, уже
отбывший вместе со своей неразлучной Лелечкой на уик-энд, вряд ли найдет
для Ирины убедительные доказательства особой занятости своего дорогого
сотрудника. Но эти мысли мелькнули так, сами по себе, безо всяких
оснований. Скорее по обычной разгильдяйской мужской привычке.
- Вячеслав Иванович, - сообщила в трубку Людмила Ивановна, -



Назад