8df409fa     

Незнанский Фридрих - Марш Турецкого 18 (Большая Зачистка)



СЕРИЯ "МАРШ ТУРЕЦКОГО"
БОЛЬШАЯ ЗАЧИСТКА
(2000)
Часть первая
Глава первая. КРАЖА
Никто бы и предположить не смог, что эта дерзкая кража вызовет самые
непредсказуемые последствия. Включая большую кровь.
Итак, в Москве стояла несусветная жара, от которой плавился, как было
замечено, не только асфальт на улицах, но и мозги немногочисленных в летнюю
отпускную пору сотрудников лаборатории молекулярного конструирования
лекарств Института биомедицинской химии. Надо сказать, что этот НИИ не
относил себя к числу наиболее удачливых научно-исследовательских институтов
Российской академии медицинских наук, которые могли бы рассчитывать на
постоянную финансовую поддержку со стороны родного государства или мощное
спонсирование заинтересованных олигархов - великих патриотов своего
Отечества. Дела здесь шли ни шатко ни валко, с грехом пополам выполнялись
отдельные государственные программы, разрабатывались новые лекарственные
препараты. К сожалению, большинство отечественных аптечных бизнесменов, за
малым исключением, предпочитало не делать ставку на российских
исследователей и производителей, а закупать уже готовые лекарственные формы
за рубежом, вздрючивая цены на собственном рынке и получая баснословные
барыши. За что, естественно, все "Прокторы" и "Гемблы" были им несказанно
признательны.
Однако, к чести указанного института, а точнее, одной из его
лабораторий, где, собственно, и произошла кража, кое-что все-таки делалось.
И довольно серьезное, если судить по такому факту: под один из проектов,
касающихся разработки сыворотки против СПИДа, международное сообщество
выделило специальный грант.
В июне руководитель лаборатории компьютерного дизайна, как ее еще
называли в институте, профессор, доктор и членкор Дегтярев грел свои
стареющие кости под турецким солнцем на Анатолийском побережье, будто такой
же нещадной жары ему было мало дома. Ответственные сотрудники лаборатории
также не стремились отягощать себя посещением "присутствия". Экстремальная
температура переносилась много легче в дачных условиях, где-нибудь у
текучей воды, на худой конец - в Серебряном Бору, для тех, у кого дач не
было.
К законным для отдыха субботам и воскресеньям нередко добавлялись и
пятницы: ведь все равно день короткий, а то потом как хлынет народ на
вокзалы и пригородные трассы! Так лучше уж пораньше, чтоб не париться в
тесноте электрички или перегреваться в автомобильных пробках.
Лишенные же полноценного отдыха сотрудники лаборатории тоже изыскивали
массу причин не появляться в стенах родного института, что на Погодинской
улице, вблизи Лужников. Вспоминались подзабытые "библиотечные" дни,
находились и сугубо семейные поводы, но, так или иначе, по пятницам жизнь в
лаборатории заметно замирала. Если до обеда еще как-то гужевался народ, то
после "на хозяйстве" оставалось не более пары лаборантов, которым просто
некуда было бежать. Они "седлали" драгоценный компьютер "Силикон графикс" с
его пятью терминалами и устраивали поистине звездные войны. Потом, в конца
дня, помещения пустели, сейфы и кабинеты опечатывались. До понедельника.
Почему-то никому из сотрудников не приходило в голову, что их
лабораторию могут элементарно обокрасть. Для чего? Да хотя бы для того,
чтобы потом продать дорогущий компьютер. Но, во-первых, он же тяжеленный!
Это что же, грузчиков специальных нанимать? А во-вторых, он ведь не твое
личное имущество, за ним должна институтская охрана следить: им деньги
платят, вот пусть и стерегут. Об информации, за



Назад