8df409fa     

Незнанский Фридрих - Марш Турецкого 17 (Сегодня Ты, А Завтра)



СЕРИЯ "МАРШ ТУРЕЦКОГО"
СЕГОДНЯ ТЫ, А ЗАВТРА...
(1999)
Массивная громада гостиницы "Москва" становилась все более
неразличимой на фоне медленно чернеющего неба. В это время года - а в
Москве стояло жаркое лето - в гостинице почти не было постояльцев. Только
несколько окон светилось то тут, то там. Немногие бесквартирные депутаты,
живущие здесь, разъехались по своим родным округам на каникулы - отдохнуть
от политических баталий, подышать свежим воздухом и подготовиться к
очередной жаркой осени. Итак, гостиница "Москва" стояла почти пустая.
Чего не скажешь о доме напротив. В бывшем здании Госплана, а ныне
Государственной Думы окон светилось гораздо больше. Целые этажи сверкающими
поясами охватывали каменный куб. За окнами то и дело мелькали темные
фигуры. Даже во время каникул законодательный орган не прекращал своей
деятельности. Перед зданием Госдумы рядком выстроились черные сверкающие
автомобили - "мерседесы", "опели", "ауди". Изредка затесавшаяся между ними
тридцать первая "Волга" - мечта партноменклатурщика еще каких-нибудь десять
лет назад - выглядела здесь бедной родственницей. Да, времена меняются...
А внизу бурлила жизнь. За углом сверкала неоном Тверская, по новеньким
дорожкам Манежной, густо уставленной псевдостаринными фонарями и пузатыми
балясинами, прогуливались москвичи и озирающиеся по сторонам иностранцы,
под гостиницей "Москва" дежурили ярко одетые проститутки и их
немногочисленные сутенеры. Непосвященному попервоначалу могло показаться,
что в гостинице закончился съезд фотомоделей, и они после заседания вышли
на улицу, выстроились вдоль тротуара, чтобы поймать такси и отправиться по
домам. Машины то и дело притормаживали рядом с шеренгой молодых, очень
молодых и совсем немолодых женщин. Сидящие в своих авто мужчины придирчиво
осматривали их, некоторые, услышав цену, давили по газам. Иногда дверца
открывалась, и "счастливица" под хмурыми взглядами своих товарок забиралась
в машину и уезжала. На всю ночь, на несколько часов или же всего минут на
пятнадцать, за которые машина успевала сделать пару кругов по близлежащим
улицам, а путана - выполнить свои обязанности.
Кстати, эта "биржа" существовала здесь всегда, с тех незапамятных пор,
описанных в "Детях Арбата", когда гостиница "Москва" только-только
открылась. Ни бдительная советская милиция, ни близость властных структур,
ни режимный статус гостиницы (здесь довольно долго после войны
располагались иностранные посольства) не могли помешать жрицам любви.
Только, по воспоминаниям старожилов, раньше машины клиентов кружили
непосредственно вокруг гостиницы - это, говорят, было очень удобно.
Летними вечерами в центре Москвы народу полно, особенно в районе
Манежа. Никто в общем-то друг на друга внимания не обращает - народ в
основном глазеет на вырвавшуюся из многовекового заточения по воле
неутомимого скульптора Церетели речку Неглинку, несуразно большие бронзовые
фигуры сказочных героев на ее берегах, множество лесенок и перилец,
превративших некогда большую и просторную Манежную площадь в некое подобие
детской площадки.
Поэтому неудивительно, что вышедшая из метро молодая женщина делового
вида, в строгом костюме и с объемистым портфелем в руках не привлекла
ничьего внимания. Гуляющие жевали мороженое, глотали кока-колу и фанту,
проститутки поджидали клиентов, сутенеры присматривали за проститутками, и
никому дела не было до какой-то там деловой женщины. Тем более у нас таких
пока что не привечают.
Между тем женщина прошла с



Назад