8df409fa     

Незнанский Фридрих - Марш Турецкого 11 (Убить Ворона)



СЕРИЯ "МАРШ ТУРЕЦКОГО"
УБИТЬ ВОРОНА
(1998)
Глава первая. КРИКИ И ШЕПОТЫ
Выстуженный ветрами и морозом, засыпанный снегом, ночной город еще не
уснул.
Изредка ковыляла по ледяным надолбам разбитая машина, кто-то,
закутанный по самые брови, молча перебегал улицу, оскальзываясь и
спотыкаясь. В домах горел желтушный застуженный свет, редкие фонари
освещали только пятачок под собой, все остальное пожирала непроглядная
темень. Стужей веяло от серых стен однообразных бетонных домов, от
обступившей город черной тайги на склонах каменных гор. С угольного неба
только ярко-неоново светили стальные звезды.
Только в несуразно огромной для небольшого города каменной чаше
стадиона горели белые огни и жидкий хор болельщиков что-то нестройное
выкрикивал простуженными голосами.
Да еще на аэродроме ревела махина "Антея".
Было десять часов вечера. Потом это время установят точно - двадцать
два одиннадцать.
Одинокий прохожий мог слышать только эти два несоединимых звука -
безрадостный крик со стадиона и набирающий высоту и мощь стон самолета.
Они как-то жутко перемешивались, отдаваясь эхом от стен, от гор и
леса, теряли чистоту и ясность, оставляя только низкое дрожание инфразвука.
Это неясное колебание застывшего воздуха словно давило мрачным
предчувствием на уши, на тело, доставая до самого сердца.
Потом на секунду все смолкло. Ударила недвижная морозная тишина. И тут
же вслед - снова заревели моторы тяжелого самолета, разгоняясь и взлетая к
черному небу.
Мистическими красными глазами дьявола заморгали проблесковые огни,
тускло блеснуло широкое брюхо махины, и она угрожающе низко прошла над
землей.
Прохожий остановился, задрал голову, провожая взглядом металлического
кита. Отчаянная надежда и страх исказили его лицо. Он что-то бормотал
посиневшими губами, словно считал вслух. Но из-за рева самолета расслышать
было невозможно. Да и некому - человек был один.
Самолет прополз расстояние от аэродрома до города, нацеливая свой
тупой нос в небо. Уже смолкал, уже затихал грохот его моторов, в домах,
наверное, и слышно ничего не было.
Прошло полминуты от взлета. Ровное гудение удалялось, снова слышен
стал стадион.
Отчаяние на лице прохожего сменилось растерянностью, надежда -
уверенностью. Самолет уже был далеко от аэродрома, уже был так высоко, что
казался не монстром, а вполне безобидным и даже изящным. Красные
проблесковые маячки теперь весело мигали, пробегая по крыльям красноватыми
сполохами.
Замерзшие дома города, тусклые огни фонарей, черные горы и гордо
летящий над землей, над миром самолет.
Прохожий оглянулся по сторонам - подпрыгивающая на ухабах машина
мазнула по его лицу светом фар, - повернулся и пошел в обратную сторону.
Снова ясно слышен был шум стадиона и скрип снега под ногами. Человек
поглубже засунул руки в карманы, сгорбился, мрачно глядя на утоптанный снег
дорожки.
Кажется, кричали "шайбу" или "давай". Неохотно и редко.
Звук самолета уже сел на одну ровную ноту, почти незамечаемую, почти
неслышную.
Для полноты картины не хватало только бездомно воющей на белую луну
собаки. Но бродячие собаки в Сибири зимой по улицам бродят редко. Они
отсиживаются по теплым подвалам, чтобы не замерзнуть к чертовой матери.
Если и попадется собачья свора, то пронесется мимо на всех парах, выдыхая
морозный воздух из оскаленных морд. Где-то, значит, есть чем поживиться. На
пути такой своры лучше не оказываться - могут и напасть. Впрочем, редко.
Так ли, иначе - собаки с голоду не дичают, как-то находят себ



Назад