8df409fa     

Незнанский Фридрих - Агентство Глория 06



СЕРИЯ "АГЕНТСТВО "ГЛОРИЯ""
У КАЖДОГО СВОЕ ЗЛО
(2002)
Глава 1
Она позвонила в хорошо уже знакомую дверь, постояла немного в нервном
ожидании. Все предыдущие разы на звонок выходила ухаживающая за больным
стариком соседка по лестничной клетке - дневала и ночевала здесь, видно,
боялась свой кусок наследства упустить, когда дед будет сандалии
отбрасывать. Но дверь против обычного не открылась сразу - Алла успела даже
подумать, не один ли сегодня старик вообще. Небось провалился в сон - после
ее уколов ему только и остается, что дремать с утра до вечера, - а тут она.
Алла живо представила, как сейчас старик, кляня визитера, с трудом
поворачивается на правый бок, как, скрипя всеми ревматическими суставами,
спускает ноги с постели, со своей роскошной екатерининской кровати под
балдахином (сдуреть можно, какая кровать у старого маразматика!), и сует их
в растоптанные тапочки, - одинокий старик, он и есть одинокий старик, хоть
и живет среди антикварной роскоши, как в музее. И комнатка-то небольшая, а
картин в ней! Особенно поражала ее воображение одна - она почему-то
казалась ей самой дорогой - огромная, под стать кровати, в тяжеленной
золотой раме. Какие-то солдаты, наполеоновские, что ли, вышли строем из-за
бугра, за которым видна какая-то не наша речушка, черепичная деревня,
мельница, коровы на далеком лугу. Солдаты в синих с красным мундирах, у
всех белые кожаные перевязи через грудь, большие ружья со штыками, стоят
плотно, плечом к плечу, а сбоку - генерал в эполетах, рука со стиснутой в
ней белой перчаткой сейчас пойдет вверх. Все в ожидании врага, может быть,
даже нашего Кутузова. Сейчас генерал отдаст команду - и вперед, в атаку!
Другие картины у старика поменьше, есть просто рисуночки - карандашиком,
перышком, она такие рядом с солдатами и вешать бы не стала. Хотя, странное
дело, одну из этих маленьких картинок она даже как будто видела где-то:
какой-то молодой человек с усиками, из дворян, наверное, в горской папахе и
бурке... Но главное в этой квартирке у старика - книги. Как можно жить
среди такого количества книг? От них здесь воздух сухой, пахнущий бумажной
пылью... Мог бы, между прочим, половину продать, а на эти деньги приличной
мебелью обзавестись. А то кровать под балдахином, с резными столбиками, а
рядом, в смежной комнатушке - полки из чуть тронутых морилкой досок, только
в середке между ними один путный со стеклянными дверцами шкаф. Да какой -
красного дерева, старинный, как кровать. Вот там, в этом шкафу, книги - это
да! Тут даже она понимает: в кожаных переплетах, с золотыми обрезами, с
застежками, некоторые - сама видела - с шелковыми закладными лентами,
свисающими через край...
Услышав наконец за дверью какие-то звуки, она прильнула ухом к ее
окрашенной казенной коричневой краской холодной поверхности. "Ни в коем
случае не вставайте, Антон Григорьевич!" - неожиданно расслышала она
молодой женский голос. - Я сама!" И тут же заскребло по металлу, звякнула
упавшая цепочка - дверь открывали.
"Это не как ее... не Мария Олеговна, - подумала Алла, машинально
поправляя под плащом ворот белого медицинского халата, - это кто-то еще
объявился. Видать, кто-то сегодня подменяет..."
На пороге стояла стройная блондинка лет тридцати, и по каким-то
неуловимым признакам Алла сразу догадалась, что это - дочка той самой Марии
Олеговны, серьезной чистенькой бабки с поджатыми губами. Только та совсем
простая, а эта, видать, штучка с фокусом. Мало того, что у нее была
ухоженная кожа, а на гол



Назад