8df409fa     

Незнанский Фридрих - Агентство Глория 05



СЕРИЯ "АГЕНТСТВО "ГЛОРИЯ""
РЕПЕТИЦИЯ УБИЙСТВА
(2001)
Борис Соломонович Хайкин. 21 июня
С несколько даже опасливой улыбкой Борис Соломонович Хайкин поймал
себя на том, что насвистывает ту, старую, утесовскую: "Сердце, тебе не
хочется покоя". Может, конечно, сердцу и не хотелось покоя, но - ничего не
поделаешь, оно в нем очень даже нуждалось. В последнее время Борису
Соломоновичу нездоровилось. А все - пресловутое сердце, будь оно неладно.
Регулярно, чаще по вечерам и ночью, за грудиной стучал гнусный острый
молоточек, ноющая боль разливалась по телу, пульс частил... Ну
нитроглицерин, понятное дело, у Бориса Соломоновича всегда был наготове, и
дома, и на работе, во всех доступных местах. Вот только пользы от того
нитроглицерина... И в жизнь Бориса Соломоновича вошел жуткий, как пишут в
книжках, "липкий" страх. Все просто: Борис Соломонович Хайкин, преодолевший
нелегкий и, чего уж греха таить, весьма тернистый путь от помощника
начальника смены на буровой до начальника треста, ставший депутатом, а
потом и вице-спикером Государственной думы, теперь, когда настоящая жизнь
только-только начинается, естественно, не хотел умирать. А этот проклятый
молоточек, как назло, принимался за свои разрушительные работы где-нибудь
там под утро, когда страх особенно силен и бесконтролен...
Кардиограммы, датчики-проводочки, рецепты, сокрушенное покачивание
головой давнего друга, доктора Кормильцева - доки в своем лекарском деле, и
всяческие невыполнимые советы - все это обрушилось на седую голову Бориса
Соломоновича. Нет, он себе, конечно, не враг, запускать сердце не
собирается, жить хочет, но в санаторий уехать, пройти курс - не может,
времени элементарно нет. Не может он себе позволить выпасть из обоймы, из
процесса как раз сейчас, когда все так закрутилось.
Все, на что он готов согласиться, - это милые дедовские
терапевтические меры, которые немножко успокоят его старое сердце. И вот
Борис Соломонович уже пару недель честно пил теперь по утрам не черный
кофе, а апельсиновый сок и травяной чай, снизил количество ежедневных
сигарет до одной пачки "Мальборо-Лайтс" в день, а плюс к тому завел
приятный ритуал, которого с неожиданным удовольствием придерживался вот уже
который день. Между дневными и вечерними заседаниями Думы он теперь
возвращался в милое сердцу Покровское-Глебово, пил свой овощной бульон,
полчасика лежал на диване в кабинете, а потом около часа гулял со своей
собакой, русской борзой Найдой, в обширном дворе роскошного жилкомплекса.
Ему нужно было просто неспешно ходить, дышать свежим воздухом и
стараться получить как можно больше приятных эмоций. Отчего же нет? Самое
приятное, что Борис Соломонович и вправду ощутил существенное улучшение
самочувствия от рекомендованного курса. Забавно, что вынужденный спокойный
режим обычно невероятно активного Хайкина породил просто-таки моду в
думских кругах. Отныне всякий сколько-нибудь солидный депутат после
утреннего заседания бросал что-нибудь многозначительное на тему
пошатнувшегося здоровья, усаживался в персональное авто и отбывал в
направлении загородного дома - с тем чтоб, значит, гулять там в тени
деревьев и наслаждаться приятными эмоциями. Релаксация, сиеста - называйте,
как угодно, Борису Соломоновичу было хорошо, вот и все.
Вот и сегодня он приехал домой в самом чудесном настроении, уже
предвкушая, как пройдется аллеями уютного двора-сквера, как будет наблюдать
за красавицей Найдой, как перемолвится словечком-другим с милейшими
соседями...
Д



Назад