8df409fa     

Невский Юрий - Время Покупать Черные Перстни (Сокращенно)



Юрий Невский
Время покупать черные перстни1
Княгиня Ольга
Слышишь ли? Видишь? - вот и опять зимы бесконечной браслеты обвили
запястья, ночные с изморозью перстни украсили пальцы, крест черных дорог
лег на груди с витым шнуровом дней синей тоски. Только сморгнет крупчатку
обресничье темное елей, струнно задышат сосны - цыганские иглы, заткнутые
в холстинную сурову неба, да ветер-поземщик разметает бег и храп своих
мохноногих лошадок...- на жемчужном ободке глазного яблока леса живу я,
душа затянута серебряными нитями из господней, знать, бороды. Верхняя
Березовка - узкий нож долины в шитых блескучим бисером снеговых ножнах -
залег от меня, а там и все жители: малая горстка огней, узорье вен
простуженных речушек, стеклянные трубочки дорог, где ртутным столбиком
тепла ползет, пробираясь, наш местный, уважаемый автобус.
И что там?! - где там Колыма, Магадан, Чукотка, Курилы? - я здесь, не
дотянуться, и вытянув руки, до иззубренного края Урала, ватного снежья
Среднерусской полосы, церквух и равнин...
Волки - не волки, дичалые, городские псы метут свой след, воспалением
обкладывая миндалины поселковых окраин, злопамятно-хищным клыком прерывая
артерии припозднившихся жизней, кружево торных тропок, саму память,
связующую с людским непостоянством. Беглые солдаты или зеки живут в
пустующих отголоском июльского полдня дачах, грея руки у самодельных
"козлов", а псы их не тронут, блюдя профессиональную учтивость, да тех
находят окоченевшими или убитыми током, угорают опять же, травятся, от
пуза дорвавшись до летних запасов рачительных дачников: малинового варенья
и грибов.
Живу на Правительственной даче, печи топлю, беспрестанно включаю
электричество. Выхолощен морозом дом - большущий розовый призрак, да и
печи положены неправильно: нет стародавних мастеров. Всего лишь две
настольные книги: "Эксплуатация отопительных систем" и "Американский
сельский дом" (на английском) коротят вечера перебежечками букв. Но не
черствеет хлеб, и вода здесь не портится, нет никаких чужеродных
электромагнитных полей - благодать!.. Дровишки колоть знаете как? Поначалу
овчинно-доховым увальнем выцарапаешься на мороз, тупо тюкаешь ухмыляющиеся
поленца...- а уж злоба подгонит неспешное колыхание сердца - к черту доха!
В свитерке сподручнее пластать вертлявое желто-горчичное смолье; свитер
пластырем проклеит спину - рубашковой грудью, всем весом ударного
механизма тела ныряешь с откоса за серебристой рыбиной обуха, продолжая
дугу, полукруг, полулет тончайшего вызвона певческой стали... А, почему,
спрашивается, чурье древесное колю по зиме? Знамо дело -
бесхозяйственность... Привезли грузовик уже в осень, свалили где ни
попадя, вот и вся недолга. Раньше приезжало Правительство пить водку, ну и
по другому, надобному делу,- все путем было, баньку вон отгрохали -
любо-дорого! А теперь и времена другие, да и не к лицу ему, вроде, это.
Брусовый терем стынет одичало, и я вместе с ним за полторы ставки
истопника и сторожа, не от хорошей, понятно, жизни. К вечеру уломаешься,
что тебе папа Карло! На четвереньках вползешь в светелку на втором этаже,
где обитаю,- только бы ссыпаться в могилку укрывного сна...
Ладно, хоть не угоришь - сквозняки вовсю гуляют из-под пола бестолкового
дома, выдувают все напрочь - завтра с утра снова, да ладом, так и живу...
Все большое, огромное: валенки, рукавицы, топор, овчинная доха, Великий
суп, судьба, расстояния, зима - дожить бы, господи, до весны!
Бывает, упурхаешься за день, уснешь, позабудешь на



Назад