8df409fa     

Наумова Марина - Констрикторы



Марина НАУМОВА
КОНСТРИКТОРЫ
1
Дискотека чуть не испортила все. И дело было не в том, что Рудольф
почувствовал себя старым среди переполнявшей его юнцов, и не в его
непонимании и неприятии современной музыки - дело было в самой Альбине.
Трудно было поверить, что девушка, совсем недавно шептавшая о любви
дрожащими от смущения губами, могла теперь смотреть сквозь него, будто
никогда и не было между ними признаний и объяснений. Взгляд Альбины, тонко
реагирующий на малейший оттенок его поведения то прищуром, то блеском,
казалось оцепенел. Вся ее личность ушла в движение: ритмичное, жесткое...
Или - мертвое? Не исключено - иначе бы ее тело не вызывало бы ассоциации с
механической куклой. Изменилось, помертвело и ее лицо, становясь тупым и
бездумным.
"Да она ли это?" - поразился Рудольф, словно впервые видя свою
подругу; нет - с сегодняшнего дня уже невесту.
Ей не шла эта бездумность - в самое время Рудольф обратил внимание на
Альбину как раз за ее потаенную серьезность, проглядывающую во взгляде, то
в особом наклоне головы, то в манере морщить высокий открытый лоб. А эта,
новая Альбина, переиначенная бессмысленной музыкой, вновь возвращалась в
категорию обделенных интеллектом заурядов.
Рудольф остановился, оглянулся, оценивая расстояние до выхода, и
неожиданно резко поволок девушку к ступенькам, ведущим к пляжу. Альбина не
сопротивлялась, но шла, как в полусне.
- Быстрее! - Рудольф заставил сделать ее несколько шагов по песчаной
дорожке и лишь оказавшись под последними акациями и первыми колесами
солнцезащитных зонтиков, заметил, что рука Альбины напряглась, намереваясь
высвободиться.
- Руди, что случилось? - ожил в глазах девушки огонек.
- Это я хотел тебя спросить, - Рудольф подозрительно разглядывал ей
лицо. В неловком положении он окажется, если отрешенность Альбины ему
только примерещилась!
- Не понимаю.
- Ала ты прости, но... - он запнулся, стараясь подыскать для
объяснения наиболее уместные слова. - Понимаешь, тебе это просто не идет.
- При этих словах брови Альбины сдвинулись, сообщая о проглоченной, но тут
же прощенной обиде. - Я не знаю, как тебе это объяснить, но эти танцы...
они не для тебя.
- Я уже стара для них? Двадцать пять - не пятнадцать, ты это хочешь
сказать? - с легко горечью спросила она.
- Нет. Ты просто... серьезней, что ли. Я ведь тебе говорил, что ты
мне нравишься как раз за то, что не похожа ни на кого. А здесь... - он
развел руками.
- Ясно. - Альбина отвернулась.
Несколько секунд они молчали, только разноцветные отблески дискотеки,
меняясь, тревожили тени на ее лице.
- Ты прости, если я сказал что-то не то, - тронул девушку за плечо
Рудольф, несколько сбитый с толку ее реакцией.
- Да нет, все нормально. - На лице Альбины возникла и тут же пропала
кривоватая усмешка. - Наверное, ты прав. Просто мне надоедает все время
быть белой вороной. Слабость, да? Но я не претендую на то, чтобы быть
сильной. И мне тяжело видеть чужую укоризну, не понимая - за что... -
Рудольф явно хотел что-то сказать, но Альбина жестом попросила не
перебивать ее. - Яне должна была приводить тебя сюда... Глупая девочка
Ала! Пожалей меня...
Рудольф молча притянул ее к себе, не замечая, как довольно она
улыбнулась. Альбина предчувствовала, что еще немного - и он произнесет
вслух какую-нибудь заезженную банальность вроде "Толпа всегда травит
лучших". Альбина и сама недопонимала, почему его "умные" фразы вызывают у
нее такое раздражение. Эта его привычка была далеко не худшей из возможных
-



Назад