8df409fa     

Наумова Марина - Если Ты Человек



Марина НАУМОВА
ЕСЛИ ТЫ ЧЕЛОВЕК...
Шел дождь, надоедливый, как помехи в радиоприемнике. "Дворники" время
от времени стряхивали с лобового стекла рябь капель, но дождинки тут же
налипали снова, сливались в водяные дорожки, и казалось, что это оживало
само стекло, грозясь сползти на капот вместе с холодными струйками. Радио
со скрипом и треском пело о счастливой любви, и песня не вписывалась в
мокрый пейзаж. Серела, сплетая деревья в единое целое, лесозащитная
полоса. Местами ее прорывали раздавшиеся бока полей, такие же серые и
унылые. Веером брызг разлетались попавшие под колеса лужи. Дождь шел.
Радио пело. Счастливая любовь... разве что лишь она могла отвлечь от серой
дождливой тоски, надсадно бьющейся в окна.
Мужчине, сидевшему за рулем, было чуть больше тридцати. Он был почти
красив и кое-чего в жизни уже добился. Правда, за этот минимум, дающий
возможность не опасаться за завтрашний день, пришлось заплатить свободным
временем, которого не хватало для устройства личной жизни. Короткие
воскресные вечера и не слишком долгие отпуска дарили иногда случайные
знакомства, но ни одно из них не стало достаточно серьезным - опять-таки
из-за нехватки времени. Постепенно одиночество стало частью привычного для
него порядка, и Альберту все менее хотелось его нарушать. Порядок,
одиночество, порядок... Лишь смутное опасение, что в жизни можно потерять
нечто ценное, предназначенное только ему, заставляло продолжать поиск.
Последнее знакомство, непрочное, как все курортные романы, прошумело и
ушло в небытие всего пару дней назад. Теперь Альберт возвращался домой.
Огорчения он не испытывал - закономерные финалы не вызывают эмоций.
Дождь шел. Изредка навстречу выплывали светящиеся круги фар. На
притаившийся у обочины черный автомобиль Альберт, скорее всего, не обратил
бы внимания, если бы на дорогу не выскочила женщина в желто-зеленом
"ядовитом" платье - этот цвет недавно вошел в моду. "Похоже, приключения
этого сезона не кончились", - равнодушно подумал Альберт, нажимая на
тормоз. Через секунду обладательница "ядовитого" платья вынырнула из дождя
возле его окна. Привычным взглядом Альберт окинул ее фигуру - посмотреть
было на что. Разглядеть лицо оказалось сложней - ко лбу и щекам прилипли
мокрые черные волосы; мешал и дождь.
Было в этой молодой женщине что-то неуловимо загадочное. Что именно,
Альберт не знал: она произносила самые обычные слова, а для того, чтобы
судить о манерах, нескольких секунд явно не хватало. Тем не менее, такое
ощущение оставалось и еще больше усилилось, когда Альберт вышел
посмотреть, что случилось с мотором ее машины. Марку автомобиля незнакомки
он определить не смог, зато поломка была очевидной - Альберта даже удивила
несколько неконкретная формулировка: "что-то произошло". "Да не угнала ли
она машину?" - мелькнула у него мысль.
Незнакомка, полуотвернувшись, стояла рядом.
- У вас шатун полетел, - сказал Альберт. - Можете посмотреть. Я
помочь ничем не могу.
- Мне неприятно, - медленно произнесла она, явно думая о своем.
- Что именно?
- Неприятно смотреть на его внутренности, - тихо и четко произнесла
незнакомка.
Альберт не сразу понял, что она имеет в виду. "Может, она иностранка
и плохо знает язык?" - решил он и переспросил:
- Внутренности?
- Да, внутренности, - ответила незнакомка, и Альберт наконец
догадался, что речь идет о "внутренностях" автомобиля. Местоимение "его"
звучало, как относящееся к человеку.
- "Значит-таки не угнала", - подумалось снова.
- Может, вас по



Назад