8df409fa     

Наумов Сергей - В Двух Шагах От 'рая'



Сергей НАУМОВ
В ДВУХ ШАГАХ ОТ "РАЯ"
Адъютант, моложавый подполковник, приветливо кивнул Седому и
пропустил в покои командующего.
Маршал сидел в большом кресле у раскрытого окна и пил чай.
- Садись, капитан... наливай, не стесняйся - покрепче.
Командующий с интересом рассматривал разведчика.
- А ты и впрямь седой.
- Седой, - немного растерянно ответил Долгинцов.
- Мне о тебе говорил Георгий Константинович. Рекомендовал... А он,
сам знаешь, слов на ветер не бросает.
- Знаю, товарищ командующий.
Маршал был в простой саржевой гимнастерке с расстегнутым воротом. В
очках на толстом, мясистом носу.
- А полковника моего ты ловко отбрил. Он у нас человек, безусловно,
талантливый, но любит порисоваться... Совещания, заседания, в общем хочет
иногда показать себя. Тоже, знаешь, двигатель... Честолюбие помогло, как
известно, Гоголю стать великим писателем.
И Седой вспомнил несостоявшееся совещание в разведотделе фронта.
Красавец полковник со смешной фамилией Кембытько представил Седого
как крупного специалиста по тыловым диверсиям и попросил рассказать
собравшимся о намечавшейся операции. Людей в отделе было много, да еще
стенографистка. Она совсем вывела Долгинцова из равновесия. И он грубовато
сказал:
- Хорошо бы все делать тихо... и без свидетелей.
Полковник взорвался:
- Вы что же, считаете совещание лишним? Мы ведь тоже не совсем
тупицы, капитан... Головы дивизионной, армейской, фронтовой разведки.
Лучшие головы, можно сказать, в вашем распоряжении.
- Я ничего не считаю, - устало сказал Седой. - Когда об операции
знает сорок человек, включая стенографистку, видимо, нет смысла пересекать
линию фронта. Можно напороться на засаду.
- Ну знаете, капитан!..
- Знаю.
Это была неслыханная дерзость. Полковника сдерживало спокойствие
генерала, присутствовавшего на совещании. Тот сидел прямо и в упор
рассматривал Седого. Потом тихо, но внятно произнес:
- Совещание закончено.
Седой усмехнулся воспоминаниям. Кембытько тогда как-то сразу сник,
увял, весь его лоск поблек. Он почти застенчиво посмотрел на Седого и
вдруг подмигнул ему весело и озорно, и Долгинцов понял, что человек этот
незлобив, может быть, даже добр и неглуп, но вот явилась знаменитость, то
есть он, Седой, и в человеке заговорило самолюбие, захотелось показать
себя. Но и еще кое-что понял Седой. Генералу тоже хотелось посмотреть, как
поведет себя "знаменитый капитан", потому и разрешил совещание.
- ...В разведке это только мешает, товарищ маршал, - запоздало
ответил Седой.
- Ох и суров ты, капитан.
Маршал осторожно снял очки, и Седой увидел добрые, небесной синевы
глаза, слегка подслеповатые, а потому немного беспомощные.
- Говори, - кивнул маршал и отодвинул пустую чашку.
Седой глубоко вздохнул и негромко стал докладывать:
- Я достал мелкомасштабную карту района, где предполагается
расположение склада. На карте около тридцати малых и шесть больших пещер.
- Думаешь, склад в пещере?
- Немцы лишнюю работу делать не станут. Пещера - и маскировка, и
неуязвимость для авиации.
- Почему такое странное название склада - "Рай"?
- Пока не знаю, товарищ маршал.
- Давай дальше.
- Нужно искать, товарищ маршал. Вывозят же они горючку - значит,
коммуникации есть. В районе, где исчезли группы, три шоссейные и семь
проселочных дорог...
- Где карту-то достал? - внезапно спросил командующий.
- В музее, товарищ маршал. Тут краеведческий музей, экспонаты разные,
чучела животных, сталактиты, сталагмиты. И карты. Есть и схемы всех
пещер... Не заблудимс



Назад